Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

gs

моральный релятивизм

Профессор Hebrew University, руководивший дипломной работой о том, что отсутствие изнасилований палестинских женщин израильскими солдатами есть следствие их расизма, подозревается в многочисленных домогательствах к студенткам и, возможно, изнасилованиях. The Jewish Press Blog, via arbat

Не поленитесь прочитать эту статью полностью - это просто фантасмагория.
gs

второе апреля

По поводу первого апреля очень точно высказался Глеб Черкасов на Газете.ру: "одно только непонятно – а в чем собственно праздник-то состоит? У нас и так никому никто не верит, хоть 1 апреля, хоть 12 июня, хоть 7 ноября".
Фокус состоит в том, что никому не верить круглый год - это довольно трудоемкая работа. Уже сил никаких нет. Как будто фактчекером работаешь на полторы ставки. Ну ладно ящик - там уже все ясно более или менее, но ведь и википедию надо проверять, и коммерсант, и френдленту через раз. Хушь плачь.
Устаешь натурально, думаешь, черт с ним, поверю один раз проверенному человеку - а он в тебя пальцем тычет и гы-гы-гы. И ладно бы он умнее тебя был, так он просто засранец уже поглядел в календарь, а ты еще нет.

Это я все к тому, что меня жутко, просто до дрожи раздражает первое апреля. Отвратительное, аморальное развлечение.

P.S. Последние пять минут втыкаю вот в этот текст и пытаюсь понять, правда или нет. Ну не суки.

УПД - наверно, все-таки лажа.
gs

Альтернатива

Многие мои знакомые собираются идти на выборы. Я каждый раз спрашиваю, верят ли они в честность и справедливость предстоящих выборов. Не верят. Я говорю, мол, зачем тогда садиться с шулерами играть в карты. И мне объясняют, что:

Во-первых, не ходить на выборы это упадничество. Во-вторых, люди и так уже отвыкли ходить на выборы, и никогда теперь ничего не изменят. В-третьих, ЕР получит конечно свои 70 процентов, но за остальные тридцать стоит побороться. В-четвертых, они увидят, что на самом деле никто за них не голосует и им станет стыдно. В-пятых, им станет стыдно прямо сразу и они посчитают бюллетени почестнее. В-шестых, если в думу попадет хоть один либерал, то у нас будет хотя бы трибуна. В-седьмых, работников челябинского тракторного завода насильно заставляют проголосовать за ЕР, поэтому надо назло проголосовать за Яблоко. Далее следует еще два десятка аргументов разной степени вменяемости.

И все эти аргументы излагают люди, которые изначально не верят даже в честный подсчет бюллетеней. Диву даешься, насколько в людях жива советская вера в Иванушку-дурачка, который подчиняется воле злобного царя, но при этом держит две фиги в карманах (и еще на ногах также) - и выходит победителем из любой переделки.

Мне, честно говоря, неважно даже, как они будут считать бюллетени. Эти выборы будут фарсом даже при самом расчестном подсчете - из-за людоедского выборного законодательства, непрозрачной практики снятия партий с выборов, ареста агитационных материалов и абсолютной предсказуемости судов. Поэтому я (вслед за Гавагаем) на выборы не пойду.

Я не отговариваю вас идти на выборы - голосуйте на здоровье. Но пожалуйста, будьте последовательны. Если вы не верите в честность выборов, не надо в них участвовать никак. Приходите лучше ко мне в гости.

2 декабря 2007 года с 8:00 до 20:00 я собираюсь сидеть дома и выпивать. Если вы (1) не верите в честность выборов, но (2) собираетесь на них пойти от нечего делать - я предлагаю вам ясную и смею надеятся приятную альтернативу. Приходите ко мне в гости!
gs

Охота на ведьм

По поводу Уотсона:

Защищать какую-либо позицию репрессивными мерами могут только люди, неуверенные в своей правоте. Целью репрессии является не указание на неправоту Уотсона, а напоминание о том, что Уотсон не имеет права иметь своего мнения по некоторым вопросам. Круг этих вопросов нигде не определен: каждый должен чувствовать, где проходит грань между допустимым и недопустимым.

Очень все это мерзко.
gs

Владимир Владимирович,

сегодня, когда я подавал прошение об отставке, я мотивировал свое желание вполне понятным желанием дать Вам полную свободу в выборе решений, включая кадровые. Я отдавал себе отчет в том, что пока я -- председатель правительства, Вы не обладаете не только свободой выбора решений, но и какой бы то ни было субъектностью. Я ушел.

Владимир Владимирович, поймите меня правильно, я не хочу указывать Вам как жить. Но теперь я узнаю, что Вы посадили в мое кресло пенсионера, ни по возрасту ни по способностям не достойного занимать ответственные государственные посты. Человека, которого никто не знает. Человека, который может с грехом пополам тянуть лямку технического премьера, но НИКОГДА не станет душой такого тонкого механизма, как правительство Российской Федерации. Вы плюнули в души всем россиянам, Вы попрали святые принципы меритократии.

Простите мне мой выспренный слог, Владимир Владимирович, но я слишком долго молчал. Я молчал три с половиной года, шесть дней в неделю -- Вам ли этого не знать -- и только по четвергам на планерках иногда возвышал голос. Я молчал, когда Вы назначили продавца мебели министром обороны. Я молчал, когда Сурков с Сечиным ставили мне подножки и кидали пауков за шиворот. Я молчал, когда Вы коверкали мое отчество на глазах у журналистов. Я даже с женой разучился разговаривать, Владимир Владимирович. Я долго молчал, но сегодня скажу. Верните мне мою работу! Я хочу обратно! По какому праву!

Засим остаюсь искренне Ваш, et cetera,

М.Ф.
gs

Трудные вопросы

Стивен Пинкер (автор Language Instinct и How the Mind Works) написал важное предисловие к книге про "опасные идеи" (In Defence of Dangerous Ideas).
Опасные идеи - в понимании Пинкера - "это идеи, которые отвергают не потому, что они неверны сами по себе или вредоносны, а потому, что они - как считается - подрывают сложившуюся мораль". Класс таких идей действительно очень широк. Вот некоторые из них (сформулированные в виде вопросов):

1. Различаются ли <i>в среднем</i> способности мужчин и женщин в разных областях?
2. Улучшилось ли состояние окружающей среды за последние 50 лет?
3. Виграло бы общество от легализации тяжелых наркотиков?
4. Имеют ли люди право клонировать себя?
5. Уменьшились бы негативные последствия терроризма, если бы полицейские имели право пытать подозреваемых в определенных условиях?

Очевидно, что большая часть этих "трудных вопросов"  строго говоря безоценочны -  просто дело обстоит так или не так. Ответ на некоторые вопросы требуют оценочных суждений. Например, готовы ли мы согласиться с тем, что цель минимизации человеческих жертв при терактах оправдывает практику "расширенной техники допроса". Арифметически эту проблему не решить, уж слишком блага несравнимы.

Так вот, у всех трудных вопросов есть общее свойство. Чем проще ответить на такой вопрос, тем больше он табуирован. Вопрос про пытки довольно сложный, однако ж обсуждается он очень широко. На вопросы о том, стоит ли разрешать наркотики и существуют ли половые различия в интеллекте, ответить легко - но тема эта закрыта.  И мы ничего не выигрываем от своего лицемерия.
gs

Плагиат

Интересная дискуссия.

Все-таки не устаю удивляться, насколько наша академическая среда толерантна к плагиату.

Люди всерьез приводят аргументы типа "Ну там же все правильно написано, в этом учебнике? Вот и не занимайтесь херней".

Все с детства привыкли, что списывать - это нормально, видимо, так и не могут переучиться.

Взял пару абзацев из чужой книги, вставил копипейстом в пиратский MicrosoftWord - поди плохо.

Но он лакей, всегда лакей,
В сукне ливрейного кафтана
И в гордой мантии своей,
В пурпурной мантии декана. - это я написал, кстати, в рамках кампании за диктатуру плагиата.